Маразмы антифейковой цензуры

Власть Порошенко все более пускается во все тяжкие, и в этом смысле она уже превзошла предыдущую власть Януковича. Вопрос о том, какая из этих двух властей является более антинародной, оставим без рассмотрения, а обратимся к одной совершенно маразматической инициативе, с которой выступила порошенковская политическая сила. Конечно, если это скопище хапуг, мздоимцев, приспособленцев, бандитов, неадекватов и моральных уродов можно назвать «политической силой».

Речь идет об инициативе по срочнейшему принятию закона по борьбе с так называемыми фейками (набрались, блин, придурочных словес, как собака блох!). Если же говорить нормальным литературным языком, то предлагается принять специальный закон против недостоверной информации в СМИ.

Подобное предложение послужило реакцией на публикацию грузинским оппозиционным телеканалом «Рустави 2», который связывают с бывшим президентом этой солнечной республики Михаилом Саакашвили, расписок Петра Порошенко. В этих артефактах человеческой низости, датированных далеким уже 2007 годом и адресованных главе российской Федеральной службе безопасности (ФСБ), кум и бывший помаранчевый соратник бывшего президента Ющенко по фамилии Порошенко клятвенно уверяет, что не имеет ничего общего с той «антироссийской политикой», которую якобы проводил Ющенко. В подробности о том, что Ющенко оказался неспособным проводить какую-либо политику как таковую вообще, вдаваться не будем. Указанные слезные покаяния начальнику московской охранки нынешний «патриот» Порошенко писал якобы в связи с тем, что по прибытию в российский аэропорт он был задержан местными спецслужбами как нежелательное в России лицо. А поскольку у Порошенко в России всегда был и до сих пор остается бизнес, то ему и пришлось суетливо уверять московских начальников, что к Москве он питает исключительно добрые чувства.




Справедливости ради следует отметить, что подлинность этих документов вызывает определенные сомнения. Но если вспомнить о Липецкой кондитерской фабрике «имени Порошенко», то почему-то верится, что обнародованные заявления Порошенко в ФСБ являются настоящими. Естественно, что у Порошенко эту информацию назвали неправдой или, выражаясь на современном идиотическом сленге, «фейком».

Вскоре скандальная история с заявлениями Порошенко в ФСБ получила неожиданное продолжение. Парламентская фракция Блока Петра Порошенко (БПП) призвала принять закон против недостоверной информации.

С этим предложением на согласительном совете Верховной Рады выступил глава фракции БПП Артур Герасимов. Он призвал как можно скорее создать рабочую группу и разработать проект так называемого закона о фейках.

Артур Герасимов

«Я призываю разработать и принять законопроект о противодействии фейкам. Мы сейчас должны создать рабочую группу по наработке этого закона, после принять его в парламенте», – сказал Герасимов в ходе заседания согласительного совета парламентских фракций 15 января, комментируя обнародованные СМИ документы.

Эту идею поддержала первый вице-спикер ВР Ирина Геращенко.

Ирина Геращенко

«Мы видим, что Франция, США, все остальные цивилизованные страны уже нарабатывают соответствующий законопроект о борьбе с фейками, против их распространения. Я считаю, что и парламент, и журналисты, и эксперты должны присоединиться к такой рабочей группе, наработать такой законопроект и принять его максимально быстро», – проникновенно заявила Геращенко.

В этом месте хочется сделать два замечания.

Во-первых, так называемая элита живет в параллельном мире. Фейки в СМИ – это, конечно, не комильфо, но напомним, что стране есть вещи пострашнее. Это война, социально-экономический кризис коррупция и развал, а властно-олигархическая верхушка, включая Порошенко и его окружение, цинично наживается на всем этом, включая войну. На этом фоне какие-то там фейки выглядят детской забавой и не более. Но фейки волнуют «элиту» больше, чем война и разруха, поскольку «элита» хорошо устроилась на награбленном, имеет богатство за рубежом и так далее.

Во-вторых, обращает внимание глубоко символичное единение во взглядах бывшего регионала Герасимова и бывшей помаранчевой ющенковки Геращенко. Оба они теперь подвизаются в порошенковском блоке. И ничего странного в этом нет, как нет между ними и особого различия в виду общей классовой природы подобных персонажей, ибо все они представляют пусть и разные лагеря, но одного социального класса олигархии и ее прихлебателей.

Но вернемся собственно к антифейковому закону, который может стать очередным огромным шагом в установлении цензуры в Украине, которая уже имеет место в Украине в виде целого ряда запретов и ограничений для украинских СМИ и пользователей интернета.

В качестве примера для подражания власть избрала опыт Франции, где почти 80% населения поддерживают предложение президента Эмманюэля Макрона разработать и принять закон о противодействии фейкам в интернете. О том, что сравнивать Украину с Францией, мягко говоря, некорректно, во власти вспоминать не принято.

Впрочем, родоначальником борьбы против фейковых новостей (fake news) следует считать президента США Дональда Трампа. Еще будучи кандидатом в президенты, он регулярно обвинял СМИ в создании «липовых» новостей, в том числе о якобы своих связях с Россией.

«Я просто хочу сказать вам, что недостоверные новости со стороны СМИ, вас – лживые, ужасные, недостоверные новости очень затрудняют переговоры с Россией», – заявлял Трамп на пресс-конференции еще в статусе кандидата на должность первого лица Америки.

Считается, что неправдивые новости опасны не только своей лживостью, но и создаваемым эффектом: у читателей и зрителей вообще размывается доверие к новостям и СМИ вообще. В связи с этим появилось явление, именуемое факт чекингом, то есть проверкой и анализом фактов на предмет их подлинности.

Проблема породила целое направление факт чекинга – проверки и анализа фактов, что позволяет хотя бы частично спасаться от наплыва лжи. 

Впрочем, Украина – это не США и не Франция, и у нас подобные законы не имеют никакого смысла, поскольку причина кроется отнюдь не в лживых новостях.

Журналист Юрий Бутусов совершенно справедливо подчеркнул, что от проблемы фейков страдают во всем мире, но нигде с недостоверной информацией не борются с помощью законопроектов. По мнению Бутусова, для борьбы с информационными операциями противника, с клеветой, у власти не хватает не законопроектов – а доверия, к государству и государственным институтам.

«Для повышения доверия к государству надо выстраивать прозрачную систему коммуникаций с обществом и особенно внутри самих госструктур. А бороться с фейками законопроектами – значит бороться не с причиной, а с последствиями отсутствия системных решений. Кто будет арбитром, кто будет решать – фейк или не фейк? Не решив эту проблему, придется создавать специальный антифейковый суд, и антифейковую прокуратуру», – отмечает Бутусов.

Юрий Бутусов

От себя отметим, что антифейковый закон изначально является совершенно ненужной затеей, поскольку в гражданском законодательстве уже имеется соответствующая статья о клевете и ее распространении. Применяется эта статья крайне редко, потому что доказуемость ее является весьма сложной.

В этом смысле, введение отдельным законом понятие какого-то фейка приведет к дублированию. А с учетом крайне слабой и непрофессиональной подготовки нормативов это чревато злоупотреблениями, поскольку, как правильно сказал Бутусов, что такое фейк – вообще никто не знает.

Зато такой, с позволения сказать, норматив, основанный на весьма мутной нормативной и терминологической базе, позволит развернуть охоту на неугодных. Очевидно, именно этого власть и добивается.

В подтверждение этого, ролитический эксперт Николай Спиридонов  назвал инициативу о борьбе с фейками попыткой закрутить в СМИ гайки, «которые, к сожалению, уже и так достаточно сильно закручены».

«Потому что любое украинское СМИ знает, что если критиковать власть, то будете и «агентами Кремля», и военная прокуратура может прийти – как в случае с «Вестями», и обыск у вас может быть, как в «Стране», и блокировать вас могут, как NewsOne. Поэтому любое СМИ уже сейчас знает, что лучше не высовываться… Очевидно, это попытка закрутить гайки еще больше, но если их слишком сильно закручивать, то в какой-то момент резьба слетает», – заявил политолог.

В социальных сетях уже пишут, что власть точно не остановится в своих запретительских инициативах. И если закон о борьбе с фейками появится, то последуют и другие ограничения. Сначала – мягкие, а потом, по накатанной, все жестче и жестче. Причем не только для СМИ, но и для обычных пользователей интернета.

Александр КАРПЕЦ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *