Радзинский о смерти вождя: «Сталина убили. Не могли не убить, они все были обречены»

В одном из выпусков передачи «В гостях у Дмитрия
Гордона» известный российский писатель, драматург, сценарист и историк Эдвард Радзинский рассказал, как умер Сталин. По словам историка, есть
множество фактов, которые говорят о том, что официальная версия является неправдивой:  Сталина на самом деле убили его подчиненные.

В ходе интервью Дмитрий Гордон спросил Радзинского о том,
что тот узнал от охранников, которых он когда-то опросил, поскольку они дежурили на даче
Сталина в ночь его смерти.



«В свое время вы лично опросили всех троих охранников,
дежуривших на даче Сталина перед его смертью», — начал Гордон.

Радзинский указал на то, что эта информация не совсем точная,
так как он успел опросить лишь одного охранника, который и нашел бездыханное
тело Сталина на полу. Остальные к этому времени уже умерли.

«Нет! Я опросил одного охранника, потому что те уже
немножко умерли. Я опросил одного охранника, который нашел Сталина на полу. Вот
того главного по фамилии Лозгачев, который нашел Сталина на полу после
удара», — уточнил Радзинский.

Гордон при этом добавил, что это была лишь первая часть его
вопроса. Вторая часть касалась того, что, по общеизвестной версии, в ночь перед
кончиной Сталин велел своим охранникам не охранять его.

«Вот это первая часть моего вопроса. Вторая часть: что
Сталин велел, как говорят, своим охранникам не охранять его в ночь перед
смертью?»

Радзинский ответил утвердительно.

Тогда Гордон заявил, что в одной из бесед Эдуард Шеварнадзе
сказал ему, что Сталина на самом деле отравил Берия. Собственно, все эти
предыдущие уточнения подвели к главному вопросу: «Как умер Сталин?»

«Абсолютно, похлопаем господину Шевардназе, который
как грузин должен знать все, что делают грузины, поэтому он знал, что Берия
сказал (и не только господин Шеварднадзе, Молотов в своих разговорах с поэтом Чуевым говорил
«да, я убрал его») Молотову: «Хорошо, что я убрал его вовремя».

Да, в своей книжке, 10 раз по телевиденью я говорил одно и
то же,что я готов признать совпадение. Что Иосиф Виссарионович Сталин в ночь
перед тем, как его найдут бездыханным, а
его найдут бездыханным на следующий день в 7 вечера, последней своей волей
сказал подчиненным одну и ту же фразу всем: «Вы мне больше не нужны, идите
спать и я тоже иду спать». Это вызвало у прикрепленных шок, потому что все
трое показали не мне сначала, а Рыбину, своему коллеге, который уже перестал
работать в охране и был на пенсии, но когда была четверть века со дня смерти,
взял у них краткое только об этом интервью. И все трое ему говорят. Больше никогда
подобного вы не слышали», — ответил Радзинский.

Далее прямой диалог.

Д. Г.:

— То есть Вы в это верите, что Сталин так сказал?

Радзинский:

— Нет. Я после этого взял Лозгачева и дальше услышал от него
то, что цитируют как слова Лозгачева во всем Интернете, хотя надо все время
писать «Лозгачев», «Родзинский», потому что Лозгачев никогда
ничего никому не говорит. Лозгачев сказал мне. Я, как и вы, спросил его и 4 раза
ему повторил. Он сказал, что «никогда такого не слышал, обычно в глаза
посмотрит и скажет: «Спать хочешь?»

Ну какой после этого сон? То есть он их проверял, и вдруг он
сказал те слова и это совпало с его смертью. Поэтому я его спросил: «Что,
он так лично?» — А он говорит: «Он с нами не разговаривал». Он
это сказал старшему прикрепленному Хрусталеву. А где Хрусталев? А он сразу умер,
как только умер Сталин.

Д. Г.:

— Не выдержал смерти, — иронизировал Гордон.

Родзиниский:

— Я должен поверить, что он отдал небывалый приказ себя не
охранять некоему Хрусталеву, которого никогда не отдавал и на следующий же
день, а точнее в ту же ночь, он умер. При этом он не просто умер, а, когда они
его находят бездыханным, дальше наступает вторая часть представления.

Обязательно прочитайте мои книжки, потому что там это все
точнее. Я кратко слишком рассказываю.

Когда они звонят (а Хрусталева уже нет, он утром сменился и
в 10 утра уже новый стал прикрепленным), он звонит всем членам
правительства, они же не знают, что со Сталиным, он говорит: «Мы нашли его
на полу». Может, он упал, может, описался…

Д. Г.:

— И никто не едет.

Радзинский:

— Как будто знают. Что бы они, которые дыхания его боялись,
которые потом, когда будут дежурить около него, когда у него чуть-чуть как
бы что-то, Берия бросался и говорил:
«Что?» Все менялись моментально от страха. А тут никто. Убили, не
могли не убить. Они все были обречены.

Ранее мы сообщали, как в том же выпуске передачи «В гостях у Дмитрия Гордона» Радзинский рассказал о еще одном событии из жизни Сталина — смерти его отца.

Comments are closed.