Почти договорились. Что Порошенко пытается выторговать у МВФ

Во время Всемирного экономического форма в Давосе президент Петр Порошенко заявил, что договоренность с МВФ по получению следующего транша достигнута.

Глава Нацбанка Валерия Гонтарева и министр финансов Наталья Яресько в унисон с президентом заявили: Украина договорилась с МВФ.

Сумма следующего транша ожидается в размере 1,7 млрд долларов.

“Не нужен будет новый визит миссии МВФ. Мы договорились об этом. Мои ожидания, что мы получим следующий транш в феврале”, – заявил Порошенко.

Всего в этом году Украина рассчитывает получить от Фонда 5,8 млрд долларов.

Правда, не все разделяют оптимизм главы государства и не до конца ему верят в то, что с МВФ согласованы все спорные вопросы.

“А вы посмотрите видео совместного выступления президента Петра Порошенко и директора-распорядителя МВФ Кристин Лагард. Обратите внимание, как после фразы Порошенко “мы достигли договоренности…” на долю секунды у Лагард поднялась бровь. И вам все станет понятно”, – в иронично-штуливом тоне говорит о недавнем заявлении президента собеседник из правительства.

Сложности согласования

После последнего визита миссии в ноябре прошлого года Минфин очень осторожно комментировал тему МВФ.

На вопросы о перспективах получения транша в министерстве отвечали абстрактно: все зависит от того, в каком виде будет принят бюджет-2016 и налоговая реформа.

Бюджет с реформой приняли, но с поправками, несогласованными с Фондом.

В конце декабря министр финансов Наталья Яресько говорила, что эти изменения требуют отдельного согласования с МВФ. Она не была уверена в том, что фонд согласует все эти поправки.

Спустя две недели в комментарии ЭП министр заявила: “МВФ согласился с тем, что бюджет отвечает целям программы”.

ЭП уже публиковала проект меморандума, подготовленный сторонами после ноябрьского визита миссии.

Для подготовки январской редакции министерства и ведомства высказывали свои предложения к меморандуму. Одной из последних свои поправки прислала Администрация президента.

По информации ЭП, в администрации подготовленный правительством проект жестко раскритиковали.

НБУ, как независимый регулятор, слал свои предложения напрямую в Фонд.

В распоряжении издания оказался проект документа, вместе с подготовленными к нему ремарками от ведомств. Из документов понятно, что именно поправки от АП могут оказаться самыми спорными и вызвать недовольство не только МВФ, но и других кредиторов.

В блоке фискальной политики масса правок свелась к изменению будущего времени глаголов на прошедшее. Множество бюджетно-налоговых пунктов меморандума “выполнились” вместе с принятием бюджетного пакета в ночь с 24 на 25 декабря прошлого года.

С пунктом о выходе на фискальные целевые показатели по 2015 году особых проблем тоже быть не должно. Согласно оперативным данным о выполнении общего фонда госбюджета-2015, план по доходам общего фонда перевыполнен на 2,4%, по расходам выполнение на уровне 98,3%.

Из самых острых социальных пунктов остался пересмотр к июлю этого года списка профессий, представители которых вправе досрочно выходить на пенсию.

Еще один болезненный шаг – дальнейшее повышение тарифов на газ и тепловую энергию.

Соответствующие решения Кабмин должен опубликовать до 31 марта 2016 года.

Реакция Банковой

В меморандуме отсутствует норма о повышении пенсионного возраста. Об этом поспешил заявить и гарант, и министр финансов Наталья Яресько.

Повышение “исчезло” по инициативе АП. Это не удивительно. В разгар бюджетного процесса одной из главных задач было сокращение расходов.

У президента были принципиально против того, чтобы делать это за счет урезания социалки. Слишком рискованный шаг с учетом возможных парламентских выборов и расшатанной коалиции.

Отказ от повышения пенсионного возраста – благодарная с точки информационной политики тема. При этом президент предпочел умолчать о других правках к меморандуму.

Одна из них связана с появлением пункта о том, что набсоветы госбанков формируются из трех представителей от президента, трех от Кабмина, и трех независимых директоров.

Сейчас, согласно закону о банках и банковской деятельности, парламент, президент и Кабмин назначают по пять членов в набсоветы госбанков.

Ранее Минфин заявлял о планах отойти от практики квот и формировать набсоветы из независымых директоров для деполитицизации этого процесса. Однако в АП с этим не согласны.

Еще одна поправка – максимально болезненная для Кабмина в целом, и Минфина в частности.

“К концу 2016 при поддержке внешней технической помощи Минфин завершит стратегию постепенного отказа от полного гарантирования вкладов в Ощадбанке к концу 2020 года”.

По информации издания, этот пункт предлагается дополнить следующим предложением: “пересмотреть положения проекта Меморандума относительно осуществления Ощадбанком взносов с 2017 года в ФГВФЛ и перехода на общие условия гарантирования до конца 2018 года”.

Эта правка числится в списке президентских, но, говорят, “ноги ее растут” из НБУ.

Ранее, Минфин опроверг возможность такого шага. “Государственные гарантии вкладов в Ощадбанке действуют и закреплены на законодательном уровне. Никаких оснований относительно пересмотра данного положения в настоящее время нет”, – объяснили в министерстве.

Опрошенные ЭП собеседники прогнозируют, что на отмену госгарантирования Ощадбанка правительство все же пока не решится – слишком рискованный шаг.

Тем не менее, судя по документам, идея время от времени всплывает на самом высоком уровне. Сроки, в которые ее можно реализовать при этом меняются.

Стабильно изменчивы планы правительства по части приватизации госбанков. В проекте меморандума написано следующее: при условии пересмотра стратегий двух крупнейших госбанков, мы будем стремиться продать не менее 25% госдоли до конца 2020 года.

Минфин предлагает до 2019 года, а Нацбанк “не менее 20% до 2017 года”.

“Если совместить последнее с отказом от идеи деполитизировать назначения в набсоветы, то все сводится к ускоренной продажи доли в госбанках с сохранением квотного принципа управления ими”, – объясняет источник в Кабмине.

Предлагается также убрать из меморандума пункт о возможности применения президентского вето в случае корректировки законов о конвертации валютных кредитов.

Если после внесенных изменений расходы банков возрастут или же “возникнет отклонение от добровольного подхода к урегулированию этого вопроса”, на помощь гаранта рассчитывать не стоит.

Согласно проекту меморандума, конвертация обойдется банковской системе в 370 млн долларов или 0,4% ВВП. Напомним, один раз президент уже ветировал закон о реструктуризации валютных кредитов.

В меморандуме есть такие пункты: привлекать весной этого года иностранных консультантов и создавать конкурсные комиссии для подготовки к продаже ОПЗ и “Центрэнерго”.

АП предлагает “Центрэнерго” из этих планов вычеркнуть.

“Политическая мотивация на лицо – только ленивый еще не писал о том, что люди президента во главе с профильным министром Владимиром Демчишиным блокируют приватизацию компании”, – отмечает собеседник ЭП в правительстве.

Уже сейчас в правительстве признают: против будут международные организации, в частности МФК, которая должна была заниматься подготовкой “Центрэнерго” к продаже.

Президент предложил также дополнить меморандум пунктами о внесении в парламент до 1 апреля и принятии до 1 июля 2016 года законопроекта об обороте сельхозземель, а также принятии к марту законопроекта о Специализированной Антикоррупционной прокуратуре (САП).

Допускается также повторное введение моратория на взыскание НАКом задолженности энергогенерирующих компаний и госпредприятий. Если Рада его введет, на вето президента можно не рассчитывать.

Соответствующий пункт предлагается убрать из меморандума.

Дожить до пересмотра

Сейчас документ вместе со всеми замечаниями находится на согласовании в МВФ.

“В ближайшие дни мы финализируем технические вопросы с миссией МВФ, и уже в ближайшее время можно рассчитывать на то, что наша программа будет вынесена на совет директоров Фонда”, – заявила глава НБУ Валерия Гонтарева.

Дата заседания совета директоров пока неизвестна.

Во всей этой истории есть еще одна сторона. Второй пересмотр программы станет еще одним этапом в карьере министра финансов Натальи Яресько. В кулуарах уже “гадают” окажется ли он последним для нее в нынешней должности.

Сразу же после принятия бюджетного пакета в стенах правительства поползли разговоры о том, что Яресько предложили должность в МВФ.

“В МВФ или нет, но пока ее уход никому не выгоден. Еще не все решено, она нужна премьеру. В частности, нет пересмотра программы с МВФ и ясности по “кредиту Януковича”, – говорит собеседник издания из правительства.

При этом не исключено, что если что-то пойдет не так, Яресько рискует стать заложницей политических раскладов между премьером и президентом. Несмотря на игру в одни ворота с премьером, она, все же, назначена по квоте президента.

Премьер может разыграть эту карту тогда, когда нужно будят снять с себя ответственность за что-либо и перенести ее, например, на человека президента.

В целом по части кадров ситуация в Минфине сложилась непростая. После ухода Игоря Уманского с поста первого замминистра финансов незакрытым остается основное направление работы министерства – контроль за бюджетным процессом.

По информации ЭП, пока частично функции Уманского взяла на себя замминистра финансов Оксана Маркарова.

Возможен и еще один вариант – в приципе никого не брать, а распределить функционал первого зама между остальными заместителями. Все бы ничего, но поговаривают, что с уходом Уманского кадровые перестановки в Минфине не закончатся.

Вопрос в том, каким будет поведение Минфина, когда в профильных парламентских комитетах стартует подготовка изменений в бюджет-2016 и проект НК? И кто будет “латать” бюджетные дыры? Последние, к слову, ожидаются очень скоро.

“Только за счет снижения цен на нефть недопоступления в бюджет от ренты могут составить 4 млрд грн в год при плане 7,8 млрд грн. То есть половина под угрозой. И это при условии, что объемы добычи сохранятся”, – уточнил ЭП источник в государственной фискальной службе.

По его словам, из-за отмены ежемесячных авансовых платежей в этом году недопоступления по налогу на прибыль возможны в пределах 3-3,5 млрд грн.

Галина Калачова

Comments are closed.